nilsky: (Ленин)
Есть цельный тип граждан, которые искренне считают, что говорить бяки об СССР - это значит ненавидеть всё русское™ и презирать историю своей страны™. Логика, в общем, правильная. Однако она не мешает этому жу типу граждан выливать ушаты грязи на Российскую империю. Видимо, эти бяки не означают ненависть ко всему русскому™ и не свидетельствуют о презрении к истории своей страны™.

Среди многих тем, осуждаемых таковыми гражданами, особо любима тема косяков периода ПМВ. Та или иная кризисная ситуация в стране накануне революции всячески холится и лелеется и смачно описывается с обязательным добавлением ироничного комментария про "Россию, которую мы потеряли".

Этим неравнодушным к странам периода распада товарищам мы и дарим 26 минут видеоностальгии по "СССР, который мы потеряли":



Надеюсь, им будет приятно вспомнить молодость.
nilsky: (Покайся)
Задача построения общегосударственной автоматизированной системы управления (ОГАС) экономикой была поставлена мне первым заместителем Председателя Совета Министров (тогда А.Н. Косыгиным) в ноябре 1962 года. К нему меня привел президент Академии наук СССР М.В. Келдыш, с которым я поделился некоторыми своими соображениями по этому поводу.

Когда я кратко обрисовал Косыгину, что мы хотим сделать, он одобрил наши намерения, и вышло распоряжение Совета Министров СССР о создании специальной комиссии под моим председательством по подготовке материалов для постановления правительства. В эту комиссию, вошли ученые-экономисты, в частности, академик Н.Н. Федоренко, начальник ЦСУ В.Н. Старовский, первый заместитель министра связи А.И. Сергийчук, а также другие работники органов управления.

<...>

К этому времени у нас в стране уже имелась концепция единой системы вычислительных центров для обработки экономической информации. Ее выдвинули академик, виднейший экономист В.С. Немчинов и его ученики. Они предложили использовать вычислительную технику, имевшуюся в вычислительных центрах, но не в режиме удаленного доступа. Экономисты, да и специалисты по вычислительной технике этого тогда не знали. Фактически они скопировали предложения, подготовленные в 1955 году Академией наук СССР о создании системы академических вычислительных центров для научных расчетов, в соответствии с которыми был создан Вычислительный центр АН Украины. Они предложили сделать точно то же для экономики: построить в Москве, Киеве, Новосибирске, Риге, Харькове и других городах крупные вычислительные центры (государственные), которые обслуживались бы на должном уровне и куда сотрудники различных экономических учреждений приносили бы свои задачи, считали, получали результаты и уходили. Вот в чем состояла их концепция. Меня, конечно, она удовлетворить не могла, так как к этому времени мы уже управляли объектами на расстоянии, передавали данные из глубины Атлантики прямо в Киев в вычислительный центр.

У нас в стране все организации были плохо подготовлены к восприятию обработки экономической информации. Вина лежала как на экономистах, которые практически ничего не считали, так и на создателях ЭВМ. В результате создалось такое положение, что у нас органы статистики и частично плановые были снабжены счетно-аналитическими машинами образца 1939 года, к тому времени полностью замененными в Америке на ЭВМ.

Американцы до 1965 года развивали две линии: научных машин (это двоичные машины с плавающей запятой, высокоразрядные) и экономических машин (последовательные двоично-десятичные с развитой памятью и т.д.). Впервые эти две линии соединились в машинах фирмы IBM.

У нас нечему было сливаться, так как существовали лишь машины для научных расчетов, а машинами для экономики никто не занимался.

<...>

Мы (В.М. Глушков, В.С. Михалевич, А.И. Никитин и др. - Прим, авт.) разработали первый экскизный проект Единой Государственной сети вычислительных центров ЕГСВЦ, который включал около 100 центров в крупных промышленных городах и центрах экономических районов, объединенных широкополосными каналами связи. Эти центры, распределенные по территории страны, в соответствии с конфигурацией системы объединяются с остальными, занятыми обработкой экономической информации. Их число мы определяли тогда в 20 тысяч. Это крупные предприятия, министерства, а также кустовые центры, обслуживавшие мелкие предприятия. Характерным было наличие распределенного банка данных и возможность безадресного доступа из любой точки этой системы к любой информации после автоматической проверки полномочий запрашивающего лица. Был разработан ряд вопросов, связанных с защитой информации. Кроме того, в этой двухъярусной системе главные вычислительные центры обмениваются между собой информацией не путем коммутации каналов и коммутации сообщений, как принято сейчас, с разбивкой на письма, я предложил соединить эти 100 или 200 центров широкополосными каналами в обход каналообразующей аппаратуры с тем, чтобы можно было переписывать информацию с магнитной ленты во Владивостоке на ленту в Москве без снижения скорости. Тогда все протоколы сильно упрощаются и сеть приобретает новые свойства. Это пока нигде в мире не реализовано. Наш проект был до 1977 года секретным.

Кроме структуры сети я сразу счел необходимым разработать систему математических моделей для управления экономикой с тем, чтобы видеть регулярные потоки информации. Об этом я рассказал академику В.С. Немчинову, который в то время был тяжело болен и лежал дома, однако принял меня, выслушал и в принципе все одобрил.

Потом я представил нашу концепцию М.В. Келдышу, который все одобрил, за исключением безденежной системы расчетов населения, но без нее система тоже работает. По его мнению, она вызвала бы ненужные эмоции, и вообще не следует это смешивать с планированием. Я с ним согласился, и мы эту часть в проект не включили. В связи с этим мной была написана отдельная записка в ЦК КПСС, которая много раз всплывала, потом опять исчезала, но никакого решения по поводу создания безденежной системы расчетов так и не было принято.

Закончив составление проекта, мы передали его на рассмотрение членам комиссии.

Добиваясь решения огромной по сложности и материальным затратам задачи, В.М. Глушков в 1962 году написал статью для "Правды".

Прочитав ее, бывший научный руководитель Глушкова по докторской диссертации А.Г. Курош, внимательно следивший за успехами талантливого ученика, написал ему:

"...Мечтая, могу представить себе Вас во главе всесоюзного органа, планирующего и организующего перестройку управления экономикой, т.е. народным хозяйством на базе кибернетики (в соответствии, понятно, с основными установками высших органов страны), а также внедрение кибернетики в промышленность, науку, и, хочу подчеркнуть, в преподавание (на всех уровнях), медицину и вообще во все виды интеллектуальной деятельности. Было бы печально, если бы этот орган оказался министерским или государственным комитетом, т.е. органом бюрократическим. Это должен быть орган высокой интеллектуальности, составленный из людей, способных, каждый в своей области, на такое же понимание больших задач, какое есть, видимо, у Вас по проблеме в целом. Это должен быть орган почти без аппарата, орган мыслителей, а не чиновников. Это лишь мечты, конечно, кроме вопроса о главе этого органа, - Вы могли бы много сделать для реализации этих мечтаний..."

К сожалению, после рассмотрения проекта комиссией от него почти ничего не осталось, вся экономическая часть была изъята, осталась только сама сеть. Изъятые материалы уничтожались, сжигались, так как были секретными. Нам даже не разрешали иметь копию в институте. Поэтому мы, к сожалению, не сможем их восстановить.

Против всего проекта в целом начал резко возражать В.Н. Старовский, начальник ЦСУ. Возражения его были демагогическими. Мы настаивали на такой новой системе учета, чтобы из любой точки любые сведения можно было тут же получить. А он ссылался на то, что ЦСУ было организовано по инициативе Ленина, и оно справляется с поставленными им задачами; сумел получить от Косыгина заверения, что той информации, которую ЦСУ дает правительству, достаточно для управления, и поэтому ничего делать не надо.

В конце концов, когда дошло дело до утверждения проекта, все его подписали, но при возражении ЦСУ. Так и было написано, что ЦСУ возражает против всего проекта в целом.

В июне 1964 года мы вынесли наш проект на рассмотрение правительства. В ноябре 1964 года состоялось заседание Президиума Совета Министров, на котором я докладывал об этом проекте. Естественно, я не умолчал о возражении ЦСУ. Решение было такое поручить доработку проекта ЦСУ, подключив к этому Министерство радиопромышленности.

В течение двух лет ЦСУ сделало следующую работу. Пошли снизу, а не сверху: не от идеи, что надо стране, а от того, что есть. Районным отделениям ЦСУ Архангельской области и Каракалпакской АССР было поручено изучить потоки информации - сколько документов, цифр и букв поступает в районное отделение ЦСУ от предприятий, организаций и т.д.

По статистике ЦСУ, при обработке информации на счетно-аналитических машинах на каждую вводимую цифру или букву приходится 50 сортировочных или арифметических операций. Составители проекта с важным видом написали, что когда будут использоваться электронные машины, операций будет в десять раз больше. Почему это так, одному Господу Богу известно. Потом взяли количество всех бумажек, умножили на 500 и получили производительность, требуемую от ЭВМ, которую надо, например, установить в Архангельске и в Нукусе (в Каракалпакской АССР). И у них получились смехотворные цифры: скорость вычислений ЭВМ должна составлять около 2 тысяч операций в секунду или около того. И все. Вот в таком виде подали проект в правительство.

<...>

В.М.Глушкова вспоминает, что не раз, возвращаясь из Москвы, муж говорил: ужасно угнетает мысль, что никому ничего не нужно.

<...>

Начиная с 1964 года (времени появления моего проекта) против меня стали открыто выступать ученые-экономисты Либерман, Белкин, Бирман и другие, многие из которых потом уехали в США и Израиль. Косыгин, будучи очень практичным человеком, заинтересовался возможной стоимостью нашего проекта. По предварительным подсчетам его реализация обошлась бы в 20 миллиардов рублей. Основную часть работы можно сделать за три пятилетки, но только при условии, что эта программа будет организована так, как атомная и космическая. Я не скрывал от Косыгина, что она сложнее космической и атомной программ вместе взятых и организационно гораздо труднее, так как затрагивает все и всех: и промышленность, и торговлю, планирующие органы, и сферу управления, и т.д. Хотя стоимость проекта ориентировочно оценивалась в 20 миллиардов рублей, рабочая схема его реализации предусматривала, что вложенные в первой пятилетке первые 5 миллиардов рублей в конце пятилетки дадут отдачу более 5 миллиардов, поскольку мы предусмотрели самоокупаемость затрат на программу. А всего за три пятилетки реализация программы принесла бы в бюджет не менее 100 миллиардов рублей. И это еще очень заниженная цифра.

Но наши горе-экономисты сбили Косыгина с толку тем, что, дескать, экономическая реформа вообще ничего не будет стоить, т.е. будет стоить ровно столько, сколько стоит бумага, на которой будет напечатано постановление Совета Министров, и даст в результате больше. Поэтому нас отставили в сторону и, более того, стали относиться с настороженностью. И Косыгин был недовлен. Меня вызвал Шелест и сказал, чтобы я временно прекратил пропаганду ОГАС и занялся системами нижнего уровня.

<...>

Тем временем началась вакханалия в западной прессе. Вначале фактически никто ничего не знал о наших предложениях, они были секретными. Первый документ, который появился в печати, - это был проект директив XXIV съезда, где было написано об ОГАС, ГСВЦ и т.д. Первыми заволновались американцы. Они, конечно, не на войну с нами делают ставку - это только прикрытие, они стремятся гонкой вооружений задавить нашу экономику, и без того слабую. И, конечно, любое укрепление нашей экономики - это для них самое страшное из всего, что только может быть. Поэтому они сразу открыли огонь по мне из всех возможных калибров. Появились сначала две статьи: одна в "Вашингтон пост" Виктора Зорзы, а другая - в английской Тардиан". Первая называлась "Перфокарта управляет Кремлем" и была рассчитана на наших руководителей. Там было написано следующее: "Царь советской кибернетики академик В.М.Глушков предлагает заменить кремлевских руководителей вычислительными машинами". Ну и так далее, низкопробная статья.

Статья в "Гардиан" была рассчитана на советскую интеллигенцию. Там было сказано, что академик Глушков предлагает создать сеть вычислительных центров с банками данных, что это звучит очень современно, и это более передовое, чем есть сейчас на Западе, но делается не для экономики, а на самом деле это заказ КГБ, направленный на то, чтобы упрятать мысли советских граждан в банки данных и следить на каждым человеком.

Эту вторую статью все "голоса" передавали раз пятнадцать на разных языках на Советский Союз и страны социалистического лагеря.

Потом последовала целая серия перепечаток этих грязных пасквилей в других ведущих капиталистических газетах - и американских, и зппадноевропейских, и серия новых статей. Тогда же начали случаться странные вещи. В 1970 году я летел из Монреаля в Москву самолетом Ил-62. Опытный летчик почувствовал что-то неладное, когда мы летели уже над Атлантикой, и возвратился назад. Оказалось, что в горючее что-то подсыпали. Слава Богу, все обошлось, но так и осталось загадкой, кто и зачем это сделал. А немного позже в Югославии на нашу машину чуть не налетел грузовик, - наш шофер чудом сумел увернуться.

И вся наша оппозиция, в частности экономическая, на меня ополчилась. В начале 1972 года в "Известиях" была опубликована статья "Уроки электронного бума", написанная Мильнером, заместителем Г. А. Арбатова - директора Института Соединенных Штатов Америки. И ней он пытался доказать, что в США спрос на вычислительные машины упал. В ряде докладных записок в ЦК КПСС от экономистов, побывавших в командировках в США, использование вычислительной техники для управления экономикой приравнивалось к моде на абстрактную живопись. Мол капиталисты покупают машины только потому, что это модно, дабы не показаться несовременными.

Это все дезориентировало руководство.

Чем-то таким знакомым до слёз пахнуло от этого кусочка из книги Бориса Николаевича Малиновского "История вычислительной техники в лицах", не находите?
nilsky: (Медвед)
8 марта 1989, «Известия»

Согласно опубликованным в статье «Где и сколько управленцев» данным Госкомстата СССР, в результате сокращений, проводимых с 1985 г., управленческий аппарат вырос на 162 тыс. чел.

NB Рекомендую, как всегда, зачесть очередную подборочку «Читайте советские газеты» - 1989 год от [livejournal.com profile] afanarizm.

P.S. Оттуда же ещё цифирь:

16 сентября 1989, «Правда»

В 1988 г. от травм, не считая дорожных происшествий, погибло 200 тыс. чел. «Это лишь число погибших из-за нарушений правил охраны труда».
nilsky: (Хрущ)
***
С начала 30-х годов усилилась антропогенная нагрузка на территорию Калмыкии и Ставропольского края. Росло население, организовывались стационарные животноводческие хозяйства с большим поголовьем овец — до 3 млн. голов только в автономной республике. Поскольку скот оставался на черных землях и летом, уничтожались семена трав, пастбища выбивались, что привело к резкому опустыниванию этих земель. Продуктивность пастбищ снизилась с 10—12 ц/га кормовых единиц в 30-х годах по двух-трех в настоящее время.

***
После зарегулирования стока реки [Волги] осталось 430 га естественных нерестилищ осетровых (раньше было 3600 га).

***
В течение десяти дней участники комиссии облетели огромную территорию на маленьких самолетах и с небольшой высоты увидели Сахару в Европейской части нашей страны. Площадь этой пустыни ежегодно увеличивается примерно на 60 тыс. га. Если не принять кардинальных мер, через несколько десятилетий люди вынуждены будут уйти с этой территории. Три преступления против экологии совершены на территории Калмыкии: освоение так называемой целины, концентрация огромного поголовья овец, в три раза превышающее допустимые нормы, нарушение законов традиционного отгонно-пастбищного скотоводства. В результате получили пустыню — опаснейший очаг развеваемых песков.

***
К большому сожалению, столь крупный народно-хозяйственный проект, как канал Волга—Чограй, практически не имеет научного обоснования. Мне пришлось три года работать в Сахаре и руководить экспедицией, в которой 500 советских специалистов занимались почвенно-экологическими исследованиями по просьбе правительства Ливии. Состояние земель в этом районе Ливии примерно такое же, как в Калмыкии, но почвенные условия неизмеримо лучше. Прежде чем составить схему рационального использования территории, площадь которой 3,5 млн га, участники экспедиции сделали почвенную карту в масштабе 1 : 50 000, карты засоления, производительной способности земель, оптимального перспективного использования земель и еще особую экологическую карту, на которой была отражена фауна региона.
Ничего подобного в рамках проекта канала Волга—Чограй не было сделано.

***
Ни одна страна в мире не имеет такой площади пашни на душу населения, как наша, а получаем мы продукции практически меньше всех развитых стран. Это — дань экстенсивному развитию экономики. Начиная с 1966 г. Минводхоз СССР затратил 150 млрд рублей капитальных вложений, было введено 24 млн га орошаемых и осушенных земель. За это же время из оборота выбыли 10 млн га — и орошаемых, и осушенных. Ущерб, нанесенный стране разрушительной деятельностью этого ведомства, оценивается как минимум в 500 млрд рублей.

Земли Калмыкии орошать нельзя. Первое, что нужно здесь сделать — это сократить в четыре раза поголовье овец, чтобы уменьшить нагрузку на пастбища и затормозить процесс опустынивания. (К слову, в 1989 году в Калмыкии поголовье овец превышало 3,4 миллиона голов, к 2000 году оно сократилось до менее чем 800 тысяч голов, а потом стало расти и сегодня составляет порядка 2,3-2,4 миллиона голов. - n_n)

***
Процесс опустынивания происходит особенно быстро в экстремальные по ветровому режиму годы. В период пыльных бурь 1984 г. на площадях, защищенных древесной растительностью и кустарником, процесс опустынивания не наблюдался, если было минимум 300 деревьев на 1 га. В программе борьбы с опустыниванием кизлярских пастбищ и черных земель агролесомелиорация имеет решающее значение. Разработана технология агролесомелиорации: создаются кулисы из древесных солеустойчивых растений, между которыми высеваются травянистые культуры. Таким образом получается устойчивый растительный покров, который препятствует деградации почв.

К сожалению, Агропром РСФСР до сих пор не утвердил программу борьбы с опустыниванием пастбищ в Калмыкии. Между тем на ее реализацию требуется в шесть раз меньше денег, чем на строительство канала Волга—Чограй.

***
Hи одна из экспертиз проекта канала Волга—Чограй не выясняла, насколько эффективно используется вода в оросительных системах Калмыкии и Ставрополья. Анализ данных Госкомстата за 1986 и 1987 г. позволил установить, что в регионе есть резерв воды. В Ставропольском крае при нормативном потреблении воды на орошение в среднезасушливом году 1600 млн м3 из источников забиралось 2350 млн м3, то есть потери составляли как минимум 750 млн м3, или 32%. Такие же большие потери воды в каналах происходят и в Калмыкии. Сокращение этих потерь и самих оросительных норм позволит обеспечить водой умеренный ввод новых земель в этом регионе в течение ближайших пятилеток. В 1987 г. при инвентаризации мелиорируемых земель в Ставрополье было установлено, что из 391,6 тыс. га регулярного орошения 69,9 тыс. га засолены, 22,4 тыс. га оказались с солонцеватыми комплексами, 13 тыс. га — подтоплены. Это вызвано избыточным поливом и фильтрацией воды из каналов. «Водный дефицит» в Калмыцкой АССР и Ставрополье обусловлен нарушением правил водопользования и распределения воды, поскольку отсутствуют средства учета и контроля за водными ресурсами.

***
Мы идем к строительству канала Волга—Чограй, не обращая внимание на то, что эксплуатация практически всех мелиоративных систем в стране приводит к деградации почв. Наше орошаемое земледелие самое некультурное в мире.
Мы много говорим о том, что надо ввести плату за орошаемую воду. Но как ее ввести, если мы до сих пор не умеем мерить воду? Наши оросительные системы не оборудованы водомерными приборами, на орошаемых землях нет почвенных водомеров. Между тем первый такой прибор изобрел наш соотечественник. Несколько усовершенствованная конструкция этого водомера сейчас продается американцами по 120 долларов за штуку. Все западные фермеры пользуются почвенными водомерами и заказывают воды по требованию почвы. У нас же влажность почвы определяется на ощупь.

В конце 1987 г. была выпущена опытная партия отечественных влагомеров. Однако колхозы их не берут даже бесплатно, поскольку не знают, как ими пользоваться. К тому же колхозы не всегда могут получать воду, когда она требуется для орошения: воду подает ирригатор по своему графику и подает столько воды, сколько положено по графику. Опытные хозяева, а их становится все больше, сами регулируют подачу воды на поля, сбрасывая лишнюю воду в овраг. Такая практика распространена повсеместно — от Днестра до Волги. Излишек воды портит почву, прежде всего черноземы. От перелива в наших черноземах появилась своего рода «раковая опухоль» — слитная корка, которую плуг не берет. Прежде чем приступать к реализации крупных гидромелиоративных проектов, необходимо выяснить, как следует проводить орошение, чтобы не было столь страшных последствий — многих тысяч гектаров списанных земель.

***

Ущерб от гидротехнического и мелиоративного строительства на Волге превышает 10 млрд рублей в год.

Многие десятилетия ведется крупномасштабное гидромелиоративное строительство в бассейне Волги, где проживают более 100 млн человек. К настоящему времени только в Саратовской, Волгоградской и Астраханской областях построены 36 крупных оросительных систем, в которые поступает волжская вода. К чему это привело?

В 20-х годах уловы ценных рыб в этом районе составляли 492 тыс. т. До строительства плотин на Волге и Каме в год вылавливали 197 тыс. т рыбы, после строительства первых волжских плотин — 98 тыс. т, а после сооружения Горьковской, Куйбышевской и Волгоградской плотин уловы снизились до 27 тыс. т. В наши дни в Волжском бассейне вылавливается всего 4100 т рыбы в год, в том числе осетровых — 1640 т.

Ущерб, нанесенный гидротехническим и мелиоративным строительством на Волге, только от потери заливных и пойменных лугов оценивается более чем в 10 млрд рублей в год. Стоимость же электроэнергии, вырабатываемой волжским каскадом ГЭС, составляет 400 млн рублей в год. Причем большая часть вырабатываемой этими станциями энергии расходуется на поддержание канально-оросительного хозяйства Минводхоза СССР.

Гидромелиоративные сооружения в бассейне Волги способствовали аридизации климата. Это произошло в связи с тем, что в результате расхода огромного количества солнечной энергии на испарения с зеркала водохранилищ формируются нисходящие потоки холодного воздуха. Они препятствуют конвективному влагообмену — основному источнику осадков в теплое время года. Зимой вода подо льдом служит накопителем холода, способствуя усилению похолодания и аридизации климата. В наши дни начало вегетационного периода во многих районах бассейна Волги запаздывает на 10—30 дней. Все это снижает урожайность культур.

Климатические изменения привели к тому, что за последние 30 лет потери земли от ветровой и водной эрозии в бассейне Волги достигли 10 млн га. В результате усиления ветровой эрозии гумус в лесной зоне в обрабатываемых почвах утрачен па 60%, в лесостепной и степной — на 50—60%. Сейчас с удобрениями на поля выносится питательных веществ в два-три раза меньше, чем сносится в эрозионных процессах. Кроме того, к 1987 г. только в Саратовской и Волгоградской областях оказались вторично засоленными, заболоченными и затопленными 300 тыс. га. К ним надо добавить 70 тыс. га, выведенных из строя в результате разрушения берегов, оползней, обвалов.

Если учесть, что в Волгу сбрасывают Саратов — 400 тыс., Волгоград — 1800 тыс. м3 неочищенных стоков в день, которые река не в состоянии переработать, поскольку водообмен в ее бессейне с 1946 г. сократился в 12 раз, то можно считать, что на Нижней Волге наступил экологический взрыв. А в связи с пуском Астраханского газоконденсатного комбината, приведшим к гибели многих видов растений в дельте реки и рыбы в протоке Бузан, к отравлению людей в некоторых населенных пунктах, может встать вопрос о существовании в целом населения Астраханской области.

***
В проекте указано, что срок окупаемости канала 10,3 года, в результате чего население получит дополнительно 162 тыс. т зерна и 75 тыс. т мяса. Итак, канал Волга—Чограй будет строиться 10 лет и столько же окупаться, значит, отдача будет только через 20 лет. Можно ли столько ждать?

В связи с этим хочу напомнить о выступлении по Центральному телевидению в августе 1988 г. представителя Госагронрома, который сказал, что в стране продовольствия производится сверхдостаточно (именно так он выразился) и главная наша задача — без потерь собрать урожай, перевезти, заложить на хранение и довести до потребителя. В нашей стране велики потери зерна, потому что не хватает элеваторов. Емкости наших элеваторов рассчитаны на хранение гораздо меньших объемов зерна, чем ежегодно производится в среднем по стране. Для сравнения: США, которые производят около 300 млн т зерна, имеют емкости элеваторов на 600 млн т. Недостаточны в нашей стране и емкости холодильников для приема, переработки и хранения мяса. Может быть, средства, выделяемые на строительство канала, целесообразно направить на сооружение новых элеваторов и холодильников?

Канал по проекту будет стоить 3 млрд рублей, а фактически, как, к сожалению, показывает практика, вероятно, раза в два (если не в три) больше. Строиться канал будет 10 лет (согласно проекту), и не меньше будет срок окупаемости. А если учесть указанные выше потери, то, вероятней всего, значительно дольше.

На всех экспертизах проекта канала Волга—Чограй экономическая подкомиссия всегда высказывалась однозначно: строительство канала экономически нецелесообразно. Любые дополнения, усовершенствования проекта ведут к его удорожанию и ухудшению экономических показателей. По официальным данным, под канал отчуждается 19 тыс. га (само русло и прилегающие территории). На террасе канала стоимость 1 га земли 40 тыс. рублей. По оценке, общая стоимость осуществления проекта канала составляет 3 млрд рублей, а с учетом стоимости отчужденной земли — 4 млрд рублей.

Чтобы определить эффективность проекта, нужно сопоставить его стоимость с чистым доходом, который этот канал может дать. Любые сопоставления, которые могут быть проведены, свидетельствуют, что канал себя никогда не окупит, даже если будут достигнуты все весьма завышенные показатели. В построенных в Ставрополье оросительных системах ни один из проектных показателей не достигнут, эффективность орошаемых земель низкая. По данным Госкомстата, в XI пятилетке на орошаемых землях средняя урожайность зерновых была 21 ц/га, на неорошаемых — 18 ц/га. Проектная же урожайность орошаемых земель — 40 ц/га. В Ставрополье, где орошается 440 тыс. га. очень небольшая разница в урожае зерновых, трав, особенно однолетних, получаемом на поливных и неполивных землях. Так нужно ли тратить деньги на новый канал?

(Источник: Канал Волга-Чогра. Панацея или экологическая катастрофа? (Дискуссия в Академии наук СССР.) // "Вестник Академии наук СССР", 1989, №6)
nilsky: (Брежнев)
Но главная причина замедления темпов роста производительности труда и, как следствие, темпов роста национального дохода кроется не в объемах выпускаемой машиностроительной продукции, а в ее качестве, в ее техническом уровне. Об этом свидетельствует недостаточное развитие производства новых видов машин, которые давали бы значительное увеличение производительности труда. Технико-экономические показатели новой машины должны быть значительно выше — в 5—10 раз — по сравнению с выпускаемой, а выпуск таких машин планироваться отдельно. Машины высшей категории качества по существу не являются принципиально новыми, они лишь улучшенный вариант существующего прототипа, то есть их технико-экономические показатели в среднем выше на 10-20%.

Медленный переход на производство новых машин характеризуется также тем, что доля изготовляемых более 10 лет машин в 1970 г. составляла 19,5%, а в 1980 достигла 29,5%. Существует основной закон научно-технического прогресса, согласно которому продолжение изготовления машин без их непрерывной модернизации приводит к застою техники, утверждению старой техники в будущем. Поэтому должна быть усилена роль НИИ в создании принципиально новых машин и процессов. Годовые расходы на науку возросли с 9,3 млрд. рублей в 1966—1970 гг. до 23,4 млрд. рублей в 1981 г., то есть в 2,5 раза, но это не нашло соответствующего отражения в развитии машиностроения и увеличении производительности общественного труда.

*****

Снижение удельной материалоемкости машин должно рассматриваться не только как уменьшение их массы, но также как уменьшение потребления материалов в процессе изготовления машин и их эксплуатации. Удельное потребление стального проката в машиностроении США за последние 20 лет сократилось почти в два раза, а отливок из чугуна и стали — в 2,5 раза. В то же время потребление алюминия возросло с 1,8 до 5%, а пластмасс — с 0,5 до 3,5%.

Одна из причин повышенной металлоемкости машин в СССР — продолжающееся планирование выпуска многих машин и отливок в весовых показателях. Чем тяжелее машина, чем толще стенка, чем больше припуск на чистовую обработку, тем проще выполнить план. Очевидно, это одно из объяснений, почему у нас отходы в машиностроении составляют около 20 млн. т металла, стружки — 9 млн. т в год. Другая причина — чрезмерное применение отливок из черных металлов вместо легких штампованных и сварных деталей, вес которых в среднем в полтора-два раза меньше. В связи с этим в СССР производится примерно на 6—7 млн. т отливок больше, чем могло бы быть, и на этом страна теряет более 2 млн. т черных металлов ежегодно.

Еще одна причина перерасхода металла вызвана чрезмерно широким применением вагранок, плавка в которых характеризуется низким качеством отливок и значительным угаром (в среднем 5—10%) металла. Кроме того, вагранки требуют кокса, который с каждым годом становится все более и более дефицитным. Доля чугунных отливок из вагранок у нас составляет более 90%, а в некоторых развитых капиталистических странах — менее 30%.

Огромный эффект дает применение композиционных и армированных материалов. Например, рессору из стали весом 13 кг можно заменить пластмассовой, армированной графитом, весом 3 кг. Такого рода примеров можно было бы привести чрезвычайно много.

(Источник: Академик А. И. Целиков. Аспекты долговременного развития машиностроения СССР. // "Вестник Академии наук СССР", 1983, №11)
nilsky: (Хрущ)
15 января 1987, «Известия»
Проведённый учёными Центра по изучению общественного мнения ИСИ АН СССР опрос населения показал, что 86,5% опрошенных считают необходимым улучшить работу поликлиник, а 74,8% вынуждены по разным причинам обращаться к платным врачам. Эти данные наглядно свидетельствуют о том, что «низкий уровень медицинского обслуживания в какой-то степени обесценивает такое важное социальное завоевание, как бесплатное здравоохранение».

16 января 1987, «Труд»
Статья А. Дадашева и А. Дьяченко «Москва и немосквичи: размышления по поводу практики привлечения иногородних рабочих на столичные предприятия». Отмечается, что механический прирост населения в Москве и Ленинграде в 1970-1980-е гг. превышал естественный в 3-4 раза. В Москву к 1987 г. в течение предшествовавших 15 лет было привлечено свыше 700 тыс. иногородних рабочих, а в Ленинграде за 20 лет (1966-1986 гг.) 3/4 общего прироста населения пришлось на механический.

2 февраля 1987, «Правда»
«Я хозяин в районе! – любил повторять первый секретарь. – Как скажу, так и будет!» И когда его люди уличались в преступлениях, «он лично в категорической форме запретил правоохранительным органам расследовать эта дела. Работники милиции и прокуратуры пытались было возражать, но А. Ильенко слушать их не желал, грубо обрывал, выгонял из кабинета».

8 марта 1987
«Правда» пишет о том, что за последнюю четверть века рост численности инженеров и техников во всей сфере материального производства опережал «прибавку» в национальном доходе в среднем более чем на 20%. Использование специалистов носило экстенсивный характер.

11 марта 1987, «Правда»
Передовая статья: «Эксперимент на транспорте. Цель – доставить грузы в срок и без потерь» (гы. - n_n)

24 марта 1987, «Известия»
Потери от бездорожья в масштабах всего народного хозяйства составили к середине 1980-х гг. свыше 10 млрд. рублей, а в хозяйствах, не имевших надёжной транспортной связи с районными центрами, экономические показатели были в 2-3 раза ниже, чем у имевших такую связь.

9 апреля 1987, «Комсомольская правда»
По данным социологов, в Свердловске 15% населения располагают пятью процентами всей жилплощади, а другие 15% – двадцатью пятью, т.е. в 5 раз больше.

13 апреля 1987, «Правда»
Выступление министра здравоохранения Е. Чазова на съезде врачей СССР. Среди прочего отмечается, что профессиональный уровень советских врачей низкий: «Нередко они не могут принять роды, провести простейшую операцию, разобраться в электрокардиограмме». «В 104 городах страны концентрация загрязняющих веществ в 10 и более раз превышает установленные гигиенические нормативы»

15 апреля 1987, «Литературная газета»
«По количеству врачей мы уже давно обогнали всех на свете, пора бы отстать по количеству больных»

20 апреля 1987, «Правда»
Сообщается, что в Уренгое при возведении города 75% выделенных средств было израсходовано на развитие производства и только 8% – на создание соцкультбыта. В Новом Осколе в течение 11-й пятилетки, т.е. уже после завершения основных промышленных объектов, в производственное строительство было вложено в 2 с лишним раза больше средств, чем в непроизводственное. В итоге в городе построено меньше половины намеченного количества жилья и школ, чуть больше трети – детских садов, магазинов, предприятий общественного питания. К сооружению многих объектов здравоохранения, культуры, коммунального хозяйства здесь ещё даже не приступали.

15 мая 1987, «Московская правда»
Проверка министерств хлебопродуктов, мелиорации и водного хозяйства, химической промышленности показала, что четверть сотрудников аппарата работает здесь впустую, «производит» никому не нужные бумаги. (сегодня, наверное, больше половины? - n_n)

22 мая 1987, «Правда»
В статье В. Шаститко «Монополия государства на внешнеэкономическую деятельность» говорится, что 80-85% вложений в активную часть основных производственных фондов, созданных в период индустриализации, т.е. основная часть машин и оборудования предприятий, построенных, расширенных, реконструированных в это время, приходится на долю импортированной, ввезённой из-за рубежа техники.

Честно стырено из обзора советской прессы за 1987 год дорогого нашего [livejournal.com profile] afanarizm'а.
nilsky: (Котэ)
Из записки ЦК КПСС:

27 мая 1991 года.

О критическом положении с обеспечением населения и учреждений здравоохранения лекарственными средствами и изделиями медицинского назначения.

... Низкие темпы развития медицинской промышленности, ориентация на протяжении длительного периода времени на массовую закупку медикаментов в странах-членах СЭВ, резкое увеличение в последние годы спроса на лекарственные препараты и изделия медицинского назначения привели к крайне острой ситуации в обеспечении ими населения.
Из трех тысяч наименований лекарств, применяемых обычно во врачебной практике, третья часть у нас не производится вообще, а остальные выпускаются в размерах до 40% от потребности. В силу чрезмерной изношенности основных производственных фондов качество отечественных лекарственных препаратов низкое.

Закупки недостающих изделий за рубежом обходятся ежегодно в 1,5-2,0 млрд. рублей. В связи с известными трудностями в выделении валюты сложился устойчивый дефицит практически по всем видам лекарств, включая простейшие средства для оказания первой помощи. Отсутствие гарантий Внешэкономбанка СССР в платежах на 1991 год и непогашенная задолженность в размере около 180 млн. инв. рублей за прошлый год привели к тому, что даже по заключенным контрактам импортные медикаменты практически не поступают.

Затрагивая интересы всего населения страны, эта проблема из социально¬-экономической переросла в политическую, сказывается на состоянии общества, накладывает негативный отпечаток на оценку деятельности партии и правительства.

... Уже после выхода постановления (Постановление СМ СССР № 236 1988 года о развитии медицинской промышленности на ближайшие 7 лет. - А.М.). местные власти приняли решение о закрытии 12 производств по выпуску медицинской продукции и сырья для нее, что привело к потере лекарств примерно на 500 млн. рублей. Указ Президента СССР от 27 сентября 1990 года в части восстановления в месячный срок работы остановленных предприятий до сих пор не выполнен.

... Нависла реальная угроза крупного провала в медицинской промышленности из-за разрушения хозяйственных связей, срыва договоров на поставку сырья и материалов.

(РГАНИ, фонд 89, пер. 20, док. 50.)
nilsky: (Хрущ)
Оригинал взят у [livejournal.com profile] jlm_taurus в <font size="+1">Михаил Самуилович Качан. Из жизни члена профкома или про отрицательную обратную связ
В начале сентября в институте прошли выборыпрофсоюзного комитета. На мое удивление меня избрали членом профкома и поручили руководить сразу тремя комиссиями – детской, жилищной и общественного контроля за магазинами. Это были в то время самые животрепещущие вопросы. Ни садика, ни яселек для детишек не было и даже не намечалось. Жилье строилось медленно. Заложено было много домов, но все видели, какими темпами они строились. Ну а магазин-вставка на углу Морского проспекта только что был сдан, но покупать там было почти нечего.

Наверное, я был чересчур активен, так как я выступал на этом собрании и говорил о том, что наболело.Когда после собрания мы на заседании избрали председателем нашего профкома Солоухина, потом его заместителем меня и распределили все комиссии, Щербаков сказал всем нам, что наши комиссии Объединенный комитет профсоюза СО АН рассматривает не как комиссии института гидродинамики, а как комиссии Академгородка. В нашем институте размещены пять других институтов, и мы должны помочь всем. Потом я узнал присказку, что «инициатива наказуема». Поактивничал – тебе и карты в руки. Добивайся сам, чтобы то, что ты критикуешь, было исправлено. Но мне эта присказка никогда не нравилась. Я за все брался с огромным удовольствием. С радостью, если хотите. И никогда не увиливал ни от какой работы, если от нее была польза. Всегда включал голову и думал, как ее выполнить лучше.Так в сентябре 1959 года началась моя профсоюзная деятельность в Академгородке, которая продолжалась семь с половиной лет. Не думал я тогда, что так надолго.Read more... )

nilsky: (Хрущ)
В книге А. А. Манукяна "Проблемы послевоенного развития экономики капиталистических стран" 1966 года издания есть маленькая табличка, в которой оцениваются перспективы ввоза некоторых продовольственных товаров в СССР на 1980 год. Согласно этой табличке, в 1980 году СССР мог бы импортировать 350 тысяч тонн какао-бобов, 120 тысяч тонн кофе и 750 тысяч тонн цитрусовых.

В справочнике "Внешняя торговля СССР" за 1980 год мы можем посмотреть, сколько было ввезено на самом деле. Какао-бобов - 126,85 тысячи тонн (-223 тысячи тонн к прогнозу). Кофе - 48,25 тысячи тонн (-71,75 тысячи тонн к прогнозу). Цитрусовых (апельсины, лимоны и мандарины) - 486 тысяч тонн (-264 тысячи тонн к прогнозу).

ПыСы К слову, в 2012 году Россия импортировала какао-бобов - 62,9 тысячи тонн (это к вопросу об количестве какчественного отечественного шоколада, да-с; правда, ввезено и 187 тысяч тонн шоколада и какаосодержащих продуктов), кофе - 124 тысячи тонн и цитрусовых - 1580 тысяч тонн (на долю бывших советских республик при этом приходилось лишь 6% ввоза, а значит, в "советском смысле" импорт цитрусовых - без учёта "межреспубликанского обмена" - составил 1485 тысяч тонн).
nilsky: (Хрущ)
Перефразируя Пушкина: Брожу ли я вдоль улиц шумных, вижу ли я как чуть ли не каждая вторая девушка говорит на ходу по телефону, то думаю, что они бы не поверили мне, если расскажу, как я добивался домашнего телефона в Москве и не так уж давно. А это правдивая история!

В 1975-м году мы переехали в кооперативную квартиру. Сразу же после жеребьёвки, когда мы узнали номера квартир, группа жильцов строем направилась в отделение связи и мы подали заявления об установке домашних телефонов. Но время шло, а никаких телефонов не устанавливали. Мы писали письма во всякие инстанции, но ничего не смогли добиться.А без телефона было очень тяжело. Приведу лишь один пример. У нас как-то заболела внучка. Я захотел позвонить по телефону чтобы узнать как она себя чувствует. Прошел три улицы и не мог найти работающего таксофона: то трубки нет, то кабина разбита и телефон не работает и т.п. Когда я наконец нашел работающий телефон, то у сына оказалось занято и надолго. Пришлось поехать двумя автобусами и на метро, чтобы узнать о ее здоровье. Мы писали письма в разные инстанции: от института, министерства и др. со многими и авторитетными подписями, но ничего не добились. Один доброжелатель нас поправил, что мы пишем не туда и не оттуда. Надо чтобы зам. министра нашего министерства послал личное письмо зам. министра связи, строго по рангу, и с вескими обоснованиями, тогда может быть что-то получится. Такое письмо было послано и был получен ответ, который иначе как издевательством назвать нельзя.

Он состоял из трёх пунктов: во-первых нет нет свободных номеров, во-вторых имеется громадная очередь ранее подавших заявления на установку телефонов и, в третьих, когда все ранее подавшие заявления будут удовлетворены, то тогда можно будет рассмотреть нашу просьбу. Меня поразило только то, что автор этого ответа не мог сообразить, что среди ранее подавших заявления находится также моё заявление. Другие доброжелатели — женщины придумали иной план чтобы разрешить этот сложный вопрос: Бывший министр связи сейчас на пенсии, но он еще депутат Верховного Совета СССР и принимает трудящихся как депутат. Можно записаться к нему на приём и попросить помощи. Он наверное что-то пообещает, а дальнейшее уже доделают его секретарьши; не знаю, сколько их, но надо будет поблагодарить. Мы согласились и я полгода ждал очереди чтобы попасть к экс-министру - депутату. Я как мог жаловался и просил, а он благожелательно кивал головой и вроде бы что то обещал. Но в результате, по неизвестным нам причинам, ничего не получилось. Такую сложную проблему нельзя было решить даже при вмешательстве министра, правда бывшего.

(Читать целиком у [livejournal.com profile] jlm_taurus)
nilsky: (Хрущ)
Я хотел обратить внимание на вопросы организации труда и заработной платы. Совершенно на самотеке. Ни партийная организация, ни профсоюзная организация не занимаются. Это профсоюзные вопросы. Я считаю, это очень важный вопрос. Приведу такой пример. Я ездил в Саратов смотрел, потом в Волгоград. В Волгограде ехал по полям, поля очень хорошие. Колхоз имени Чапаева, умница председатель колхоза лет 33—40, агроном, работает лет 5 председателем колхоза. Колхоз его, что там Кочубей, действительно необозримый. Я спрашиваю, сколько вам обходится центнер. Говорит, 2 рубля 20 копеек. В прошлом году было 2 рубля 75 копеек. Он мне показал — пшеницу сеем. Инициативный человек. Он говорит: «я пользуюсь лиманным орошением. 10 дней впитывается вода, потом пашем и получаем 20—25 центнеров. Дайте минеральные удобрения — будут получать больше».

«Как вы думаете, если будет поставлен вопрос о том, чтобы колхоз перешел на устав Совхоза?» Пауза. Я говорю: «как?»

«Колхозники не совсем были бы довольны».

«Почему?»

«Товарищ Хрущев, никто меньше 60 рублей не получает, Поэтому колхозники были бы недовольны».

Был в конном совхозе. Овцы, коровы и лошади есть. Дает 2 миллиона тонн зерна. Это у Рындина. Поехали на поля, показал лошадей, коров, бычков, чабанов, гуртоправов. Представил одного гуртоправа. Я спрашиваю: сколько вы зарабатываете? Это какой-то знатный, фамилию называл, это все равно, что не знать Пушкина, не быть причисленным к культурным людям, так и его не знать. Знатный человек, украинец. Он зарабатывает 180—200 рублей, Я ничего не сказал, молчал.

Я считаю, что это неправильно, товарищи, чабанам-гуртоправам 180—200 рублей платить. Мы учителям 40 рублей платим, инженерам на заводах платим не каждому 200 рублей, а то и 120 рублей; управляющим отделениями совхозов целинных платим 90—100 рублей. Я считаю это разврат. Они крутят хвосты быкам. Я сам начинал трудовую деятельность с того, что крутил хвосты телятам. Это — своеобразная тяжелая профессия. Но, товарищи, в былые времена в пастухи шли те, кто не имел квалификации. Я считаю это неправильно. Как сейчас это исправить? Это нелегкое дело. Не допустить — это одно дело, исправить извращения — другое. Я ничего не сказал Рындину. С точки зрения привесов, экономически все оправдывается. Но, товару щи, есть какая-то экономическая политика.

У нас рабочие и ученые не все получают, что создают. Часть оставляют для накоплений государственных, для воспроизводства средств производства. Я считаю, сейчас без шума надо изучить это дело.

В одном совхозе в Волгограде подошел комбайнер лет 40. Вообще они работают здорово, молодцы. Я говорю, «комбайнер?». «Комбайнер, товарищ Хрущев». «Сколько вы зарабатываете при уборке урожая за сезон?». «600 рублей». «За месяц, два, три?». «За 20 дней». Я считаю, много. Много за 20 дней. Он должен заработать, пусть 300, не 600 рублей. Это, конечно, много. Тут сейчас можно речь произнести, если не дать, он не обработает, это все погибнет, это все столько стоит. Это давайте бросим. Есть какое-то нормирование. Он за 120 дней зарабатывает, что за полгода, за 7 месяцев может заработать. Нельзя так. Пусть за 2 месяца, за 2 с половиной.

Почему это происходит? Я вам скажу. Работали раньше на малых скоростях; с узкозахватной техникой. Теперь прибавили скорости в 12-3 раза, сделали захват в 2—3 раза больше. А расценки те же. Вы же понимаете, это неприятно. Я сам был секретарем кустового райкома партии. Я знаю, что такое пересмотр норм, что такое пересмотр расценок. Это была самая тяжелая работа. В те времена, в 1925—1926 годах, совсем другое сознание, мы приходили к рабочим, шахтерам, мы объясняли, ругались, но соглашались. Технология изменилась, а расценки те же. Товарищи, так нельзя. Теперь К-700, он идет 3 километра, а этот 8 километров и захват в два раза больше, а расценки те же. Я делаю вывод для себя (может быть, неправильный), если расценки пересматриваются, следовательно, неправильно.

ГОЛОС. Нормирование труда в колхозах установлено очень плохо.

ХРУЩЕВ. Я на харчах помещика зарабатывал 3 рубля, а чабан 6 рублей в месяц. Он взрослый старик, а я мальчишка. Я говорю вам потому, что мы подняли цены, они не знают, куда деньги девать. Председатель колхоза говорит, что он выстроил то-то, то-то, строю школу, интернат, у меня столько денег в банке, дайте строительный материал. Вы скажете, что это лучше, да, это лучше. Но, товарищи, работают в тех же условиях. Мы платим дань дуракам. Давайте, товарищи, их заменим. Если так пойдет, через три года будут трудности на заводах, рабочие совхозов вырвутся. Чем мы тогда объясним? Надо прибавить, а не можем. Сами создадим политические трудности. Вы читали беседу, буквально стенографически записана, так и ее опубликовали, Хороший председатель колхоза Котельнического района. Был товарищ Ефремов.

ЕФРЕМОВ. Носов председатель.

ХРУЩЕВ. Горчица — хорошая культура. Он говорит, «очень легко, затраты что и у ячменя». «А платим сколько за нее?» — «Товарищ Хрущев, грабим государство, 25 рублей. Затраты колхоза 2 рубля. Вот вам и политика! Какая это политика? Цены устанавливал Зотов, ему масло надо. Как он устанавливал? Вы знаете, товарищ Хрущев, сколько стоит центнер масла? Это копейки. Мы столько заработаем». Он не понимает, что люди перестанут сеять. Его горчицей кормить. Горчичное масло (никогда его не ел) без хлеба не годится. К ценам подход потолочный.

Теперь время все это привести к какому-то знаменателю. Я за то, товарищи, чтобы поощрение было, чтобы люди были заинтересованы, но чтобы какая-то пропорция была более или менее равномерная. Сравните с пастухом. Когда его догонит врач? Он больше врача получает в два раза.

(Стенографическая запись заседания Президиума ЦК КПСС о поездке Н.С Хрущёва по ряду регионов страны. 19 августа 1964 г.)
nilsky: (Хрущ)
По ряду производств мощности осваиваются крайне медленно. Из введенных в действие за 1962—63 гг. и 9 месяцев 1964 года 335 производств химической промышленности, не считая опытно-промышленных установок, до сих пор неполностью освоен запроектированный уровень выпуска продукции на 43 производствах (производство двойного суперфосфата на Воскресенском химкомбинате, карбамида на Чирчикском электрохимическом комбинате, карбамида и окиси этилена на комбинате № 18, нитрилакриловой кислоты на Саратовском химкомбинате, производство фосфора на Куйбышевском химзаводе, производство капролактама на Руставском химическом комбинате).

Основной причиной медленного освоения вновь вводимых мощностей являются: неудовлетворительная отработка технологических процессов по отдельным производствам и дефекты проектной документации, приемка в эксплуатацию объектов с крупными строительными и монтажными недоделками, низкое качество поставляемого оборудования, неудовлетворительная подготовка производств к вводу в действие и в особенности необеспеченность квалифицированными кадрами рабочих и инженерно-технических работников.

Серьезным тормозом в освоении мощностей является отсутствие комплексных планов новых производств, крайне недопустимое отставание строительства жилых и культурно-бытовых объектов, вследствие чего многие вновь вводимые предприятия и производства не могут быть укомплектованы необходимыми кадрами.

Медленное освоение ввода в действие производств приводит к тому, что народному хозяйству недодается значительное количество химической продукции.

Неудовлетворительное освоение новых мощностей и плохая работа ряда важнейших производств являются также следствием ошибок и просчетов, допущенных проектными организациями и исследовательскими институтами.

Многие проектные и научно-исследовательские организации выдают техническую документацию с большими дефектами (Гипрохим и его филиалы, ГИАП и его Дзержинский филиал, Гнпропласт и другие), в результате чего производства, построенные по их проектам, оказались неработоспособными и были подвергнуты переделке и реконструкции (цех карбамида на Щекинском химкомбинате, цех капролактама на Руставском химкомбинате, цех гидрата окиси бария на Константиновском заводе, цех сульфонола на Сумгаитском химзаводе и другие), что приводит к большому удорожанию строительства промышленных объектов.

(Источник: Постановление IV пленума ЦК профсоюза рабочих нефтяной и химической промышленности. 26 февраля 1965 года.)
nilsky: (Хрущ)
Фабрика делала ведра. При вырезке заготовок оставались куски. Поступило рациональное предложение использовать кусочки и делать из них элементы для постройки домов. Они сразу нашли хороший сбыт у колхозов по цене, превышающей стоимость ведер. Тогда фабрика всю жесть стала пускать на строительные элементы и заработала на этом большие деньги. Чтобы выполнять план по ведрам, она имела дежурную партию ведер, которую возила в магазин, сдавала их, получала квитанцию, там же оптом их закупала; и так помногу раз, вплоть до выполнения и перевыполнения плана по производству ведер.

(Отсюдова)
nilsky: (Ленин)
Товарищи, партия и советская власть за последнее время имеют значительные успехи в борьбе за улучшение советского аппарата благодаря созидательной работе, проделанной партией за 6 лет перехода к новой экономической политике. Если раньше, в первый период нэпа, партия и советская власть не имели достаточно опытных работников в хозяйстве, то сейчас мы имеем уже значительные кадры крупных хозяйственников — председателей трестов, директоров заводов и др. как коммунистов, так и беспартийных, — которые выросли на этой работе. Сейчас нашей партии гораздо легче бороться с теми недостатками, которые имеются в советском аппарате, чем 5—6 лет тому назад.

Но наряду с достижениями, которые имеются у партии и у советской власти в этой области, имеется еще много крупных дефектов, больших ошибок, и необходимо, чтобы с'езд заострил свое внимание на них и чтобы в своей резолюции дал директиву будущей ЦКК и РКИ, а также всей партии и хозорганам повести решительную борьбу с этими недостатками.

Я коснусь, товарищи, одного из больнейших вопросов — вопроса о капитальном строительстве. О нем т. Орджоникидзе здесь уже говорил. Много о нем писалось, но еще не все сказано. (Голоса: «Правильно!») Много еще имеется, что не печаталось и никем не говорилось. Вот на эти факты я хочу обратить ваше внимание.

Я отнюдь не хочу сказать, что в этой области у нас все плохо. Это было бы по существу неверно, ибо и в этой области мы имеем известные достижения. Если принять во внимание новизну этого дела, — мы только теперь начали строить заводы-гиганты, у нас нет достаточного количества квалифицированных научно-технических сил и т. д., — то в этой области известные промахи и ошибки естественны. Кроме об'ективных причин имеются и суб'ективные причины, — зависящие от нас, от неправильной и недостаточно глубокой проработки проектов, от халатности отдельных товарищей и органов. Это стоит нам много денег и много сил. Как пример того, как суб'ективные причины привели к излишним затратам и вообще крупным дефектам, которых в дальнейшем можно избегать, я приведу капитальное строительства бумажной промышленности. По распоряжению председателя Совнаркома т. Рыкова НК РКИ обследовал капитальное строительство бумажной промышленности. Что мы выявили в этой области?

Первоначальные грубо-ориентировочные проекты капитального строительства бумажной промышленности составлялись трестами очень поспешно. Этот вопрос был недостаточно проработан, это фактически были не проекты, а наброски. Эти проекты никем не утверждались. Строительство и проектирование шли параллельно во многих местах. Только тогда, когда строительство было уже в значительной части проведено, в ВСНХ были представлены проекты, и ВСНХ не мог уже внести в них те или иные коррективы, потому что на местах исправить дело было уже невозможно. Первоначально предполагалось, что строительство четырех новых предприятий (Волжского комбината, Сясьского целлулозного завода, Нижегородской картонной фабрики и Кондопожской фабрики газетной бумаги) будет стоить 40,5 млн. руб. А что же мы имеем на сегодняшний день, на ноябрь 1927 г.? Стоимость тех же предприятий, даже с уменьшенной по сравнению с первоначальными проектом и сметами производственной мощностью, уже составляет 65,3 млн. руб., т. е. в общем по всем строительствам превышение по сравнению с первоначальным проектом — 61 проц. Отдельные строительства идут гораздо дальше в этой области. На Балахинской картонной фабрике превышение сметы на 200 проц.; на Кондопожской фабрике превышение на 230 проц. Это никак нельзя отнести к об'ективным причинам, здесь вина суб'ективная. Если мы так будем итти дальше, то до чего же мы дойдем? Если на капитальное строительство промышленности ассигнован миллиард и если будем на 30—40 проц., а по отдельным строительствам и больше, превышать первоначально принятые проекты и сметы, то потребуется уже не миллиард, а много-много больше.
Дальше тоже интересно )
(Из выступления тов. Ройзенмана (к слову, в 1938 году Исаак Аншелевич, как водится, был расстрелян) на 15 съезде ВКП(б), заседание десятое, 7 декабря 1927 года)
nilsky: (сам)
1966—1971

Для марксистско-ленинской футурологии политические карты сложились на сей раз счастливо. Неизбежный, как мы понимаем сейчас, очередной погром отодвинулся на несколько лет. Свергнувшие Хрущева его же компаньоны пришли к власти под знаменем перестройки № 3 (косыгинские реформы 1966—1968 гг.). Одним из существенных элементов реформы было положение о расширении диапазона народно-хозяйственного планирования (не только экономического, но и социального), плюс необходимость научного обоснования планов (в пику хрущевскому волюнтаризму). А что может быть солиднее плана, опирающегося на прогноз? Вот тут к месту оказался катившийся с Запада бум. В русском языке появилось слово «прогнозирование» и, почти одновременно с XXIII съездом КПСС, в начале 1966 г. заговорили о предплановых прогнозных разработках.

Нововведение давалось отнюдь не безболезненно. Реакция сопротивлялась отчаянно, как и сегодня. Прогнозирование и программирование отождествлялись с капитализмом, рассматривались как диверсии против социалистического планирования. Ожесточенные идейные бои продолжались почти три года. Дело доходило до инфарктов и инсультов прямо на трибунах. Но к середине 1968 г. в «директивных органах» вопрос был окончательно решен в смысле допущения прогноза не как альтернативы плану, а как разновидности предплановой разработки. Осенью того же года появилось соответствующее постановление ЦК КПСС и Совмина СССР. Летом 1966 г. принимается решение об образовании в учрежденном усилиями А. М. Румянцева Институте международного рабочего движения сектора, а затем целого отдела прогнозирования социально-экономических последствий научно-технического прогресса (фактически начал функционировать с января 1967 г.). В конце 1967 г. рассматривается вопрос о создании единого комплекса институтов социологических исследований, общественного мнения, социального прогнозирования и планирования. Спустя год было принято решение ограничиться на первых порах Институтом конкретных социальных исследований АН СССР (подразумевалось, видимо, что абстрактные социальные исследования проводятся в институтах философии или марксизма-ленинизма), где предполагалось создать сектора всех трех указанных направлений. Весной 1967 г. в одной только Москве насчитывалось более 30 соответствующих подразделений, через год их оказалось более 70, а после упомянутого постановления ЦК и Совмина общее их количество по стране в целом, как считал Г. М. Добров, достигло почти 1000 (точные подсчеты произвести невозможно, так как значительная их часть находилась в составе закрытых предприятий или учреждений). Из них около 2/3 занимались научно-техническими прогнозами, примерно 1/4 — экономическими, порядка 1/10 — градостроительными, остальные направления (социальные, правовые и др.) были представлены единицами.
Читать дальше )
(Источник: Бестужев-Лада И. В. Прогнозирование в СССР. // "Вестник АН СССР", 1990, №10)
nilsky: (сам)
А вот кому интересную статью об истории прогнозирования в Советском Союзе.

Перефразируя Шекспира, позволю себе заметить: нет повести загадочней на свете, чем повесть о прогнозировании и прогнозистах в нашей стране. С одной стороны, в десятках текстов 70—80-х годов, начиная с газетных интервью корифеев науки и кончая «Рабочей книгой по прогнозированию» (1982), можно прочитать, что у нас есть Научный совет Академии наук СССР, Госплана и Госстроя по комплексным проблемам научно-технического и социально-экономического прогнозирования. В нем более полусотни комиссий, а в каждой — до полусотни упомянутых корифеев, и почти за каждым из них стоит минимум сектор из десятка-другого исполнителей, а то и целый институт с сотнями или даже тысячами научных работников. В совокупности — армия прогнозистов, во много раз большая, чем во всех прочих странах мира вместе взятых. И будто бы эти десятки тысяч специалистов в начале любой из последних пятилеток создают по полусотне томов «Комплексной программы научно-технического прогресса» на грядущие 20 лет, и сочинения эти кладутся в основу пятилеток, начиная с 1976 и кончая 1990 гг. А кроме того, в неких хранилищах накоплено еще несколько тысяч конкретных прогнозов— правда, как и упомянутые тома, миру неведомых, ибо все без исключения — «Для служебного пользования». И даже есть специальный институт АН СССР для координации всех этих титанических усилий.

Будучи в определенной мере сопричастным проблеме, свидетельствую: все это, что называется, имело место быть. По крайней мере, до 1990 г. Однако ни одного советского прогноза никто никогда в глаза не видел. Как прогнозировать — это пожалуйста: опубликовано более полутысячи монографий, тысячи брошюр, статей, докладов. А вот что именно напрогнозировано — извините, не прогневайтесь. Даже пусть не прогнозы, а просто размышления о будущем — наперечет. Скажем, о будущем человечества в целом — всего три книжки из разряда научно-популярных, причем одна из них «жульнически» проскочила якобы как комментарий к Программе КПСС 1961 г., другая — под видом критики «буржуазной футурологии», а третья появилась только после того, как хлынул поток ее изданий с Запада (заметим, официально заказанных через АПН, то есть без малейшего намека на крамолу).

Кстати, М. С. Горбачев в официальном выступлении 16 марта 1989 г. как бы подвел итог вышесказанному, заявив: «По существу, «белое пятно» — экономическое и социальное прогнозирование». Правда, это прозвучало в контексте обсуждения развития (точнее — неразвития) сельского хозяйства. Но мы погрешили бы против истины, вообразив, что такая оценка не относится ко всем прочим аспектам нашего народного хозяйства, а научно-техническое, политическое и всякое прочее прогнозирование являются не «белым пятном», но хотя бы «сероватым». Ибо сказанное было и остается абсолютной правдой. Как же так получается? С одной стороны — десятки тысяч прогнозистов и тысячи прогнозов, с другой — сплошное «белое пятно»? Кошмар нашей жизни в том и состоит: подобные парадоксы стали привычными. Однако необходимо уточнить, что понимать под прогнозистами, прогнозами и «белым пятном». Обратимся к истории.

Год 1927-й

В конце перестройки № 1, известной под названием новой экономической политики (1921 — 1929), группе советских экономистов во главе В. А. Базаровым поручили разработку прогноза перспектив развития СССР на годы первой пятилетки (1928—1932) и далее. В процессе работы ученые пришли к выводу, достойному самых высоких научных премий мира: невозможно предугадать будущее состояние процессов и явлений, поддающихся изменению средствами управления, в том числе планирования,— получается как бы саморазрушение или, напротив, самоосуществление предсказаний, еще и с учетом предсказанного. Вместо тщетных в данном случае попыток предвидений ученые рекомендовав две качественно новые исследовательские технологии: «генетическую» (экстраполяция в будущее наметившихся тенденций с целью выявления или уточнения проблем, подлежащих решению средствами управления) и «телеологическую» (оптимизация трендов по заданным критериям целям для выявления наилучших решений указанных проблем). По сути речь шла о способах «взвешивания» возможных (ожидаемых и желательных) последствий намечаемых плановых и иных решений. Выдающее научное открытие!
Читать дальше )
nilsky: (сам)
Фотографии в альбоме «Цены чёрного рынка в СССР» nnn-foto на Яндекс.Фотках



Read more... )
(Источник: Сборник статистических материалов 1990. - М.: Финансы и статистика, 1991)
nilsky: (сам)
В 1987 г. общий объем капитальных вложений (частных и государственных, без роста запасов) в США составил 746 млрд дол. В том же году весь объем капиталовложений в СССР составил 205 млрд руб. В жилищное строительство было направлено: в США — 227 млрд дол. (только частные инвестиции), в СССР — 34 млрд руб. (все вложения). При этом хорошо известна разница как в качестве результатов инвестиций, так и то обстоятельство, что многие виды отечественной техники стоят в рублях дороже, чем аналогичная и гораздо более высокого качества техника США в долларах.

(Вальтух К. К. Сократить инвестиции? // «ЭКО» № 9, 1989 г.)
nilsky: (Хрущ)
Вот между прочим, пока мы тут антисоветизмом занимаемся, знающие люди сообщают, что на примере Ленинграда можно вспомнить, что в конце 70-х в Ленинградской области было построено несколько крупных предприятий по производству мяса кур и свинины - город был полностью обеспечен цыплятами по рупь-семьдесят, яйцами по рупь-пять и свининой. Таким образом, всего к 60-й годовщине великой октябрьской социалистической революции второй город страны был обеспечен яйцами. Не к какой-нибудь там 160-й, а всего лишь к 60-й! О какой неэффективности тут можно говорить? Явная же иллюстрация преимуществ колхозного строя, разве нет?
nilsky: (Брежнев)
Справочник «Народное хозяйство СССР» выходит нерегулярно, малыми тиражами и широкой публике неизвестен. Но вот весной 1977 года «Литературная газета» опубликовала несколько цифр из него, которые людей, интересующихся экономикой своего отечества, просто ошеломили. «Площадь, отведенная под личное подсобное хозяйство жителей села, составляет 1,5 % всей пахотной земли в стране. На этих 1,5 % ежегодно производится 34 % овощей (от общего объема по Союзу), 40 % яиц, 60 % картофеля. На них же содержится 18 % общесоюзного стада овец, 18 % свиней, 33 % коров, 80 % коз» (ЛГ 11.5. 77).

Одни, прочитав, недоверчиво качали головами. Другие крякали. Третьи спрашивали, как и кто мог провести такие подсчеты, если продукция не поступает на рынок, а в основном потребляется самими производителями. Четвертые ругали колхозы. Пятые говорили, что этого просто не может быть, и они никогда, ни за что такому не поверят. Но те, кому доводилось летом бывать в деревнях, — те верили сразу.

В нашей деревне, например, совхозное поле начинается прямо за личными огородами, так что контраст особенно разителен. Идешь по дороге мимо аккуратных рядов окученной, прополотой, пышно кустящейся картошки, и вдруг — что такое? — видишь бесконечное поле бурьяна. «Да нет, — уверяют вновь приехавших те, кто жил с самого начала лета. — Там под бурьяном тоже картошка. Только совхозная. Вон в одном месте ее цветочки пробились. Приедет трактор окучивать, тогда сами убедитесь».

Действительно, через несколько дней приезжает трактор. Конечно, разглядеть междурядья в буйном море зелени тракторист не может, ведет машину почти наугад. Да и некогда ему разглядывать. У него план — обработать столько-то гектаров, а как — не его забота. Срезанные плугом картофельные стебли валятся в борозды вперемешку с бурьяном, но что-то все-таки остается стоять. Так что осенью картофелеуборочный комбайн выскребет из земли несколько мешков, да бригада работниц, бредя за ним, наберет с поверхности еще столько же. Сколько картошки остается в земле — никому не известно. Однажды к концу октября наши старики пришли на убранное совхозное поле и, что было силенок, ковыряли его лопатами и наковыряли еще мешков десять. Но не было подводы сразу отвезти по домам, оставили до удобного случая мешки стоять на поле. А тут, как назло, директор проезжал и увидел.
— Что за мешки?
— Да вот, старички добрали то, что в земле осталось.
— Как?! Государственное добро грабить? Не допущу! Забрать на склад.
И забрали. Ну, на следующий год никто уже не пошел добирать ту картошку — пусть себе гниет в земле.
Читать дальше (многобукф) )

Profile

nilsky: (Default)
nilsky

April 2017

S M T W T F S
       1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Jul. 21st, 2017 10:29 am
Powered by Dreamwidth Studios